Беседа с кураторами проекта “Icons Medium” Тиберием Сильваши и Алексеем Буистовым

Тиберий Сильваши

22 сентября в литературно-мемориальном музее М. Булгакова состоялось открытие выставки международного проекта KNO Lab. Space -“Icons Medium”, где представлено творчество международных и украинских художников, работающих в направлении беспредметного искусства. Участники выставки: Туре Симети (IT), Алексей Буистов (UA), Теймур Даими (AZ). Кураторы выставки Тиберий Сильваши (UA) и Алексей Буистов (UA) рассказали о проекте ART  UKRAINE.

Расскажите, пожалуйста, несколько интересных и неизвестных фактов о выставке?

Тиберий Сильваши: Пожалуй, неизвестно для обывателя здесь все: и авторы, и работы. Да и сама проблематика работы KNO* и данной выставки также неизвестна для широкого круга людей.

 

Алексей Буистов: Любопытно, что о Теймуре Даими я узнал год назад во время подготовки  доклада о Венецианской биеннале. Его тексты мне помогли сформулировать сильные (с моей точки зрения) моменты этой экспозиции. Тогда я и предположить не мог, что через год мне придется участвовать с Даими в одной выставке. Второй момент, на который я хочу обратить внимание, состоит в том, что моя серия фотографических работ «Интервалы» представлена всего одной фотографией. Причина в том, что, работая над Icons Medium, я по-новому посмотрел на «Интервалы», редуцировав серию до минимума: манифестации единственным кадром пустоты или паузы.

 

Все изображения предоставлены организаторами

 

По какому принципу вы выбирали участников?

 

Тиберий Сильваши: Даже после 10 проектов, которые мы осуществили за это время в рамках KNO, у меня сохранялось чувство неудовлетворенности, казалось: чего-то не хватает. Да, мы работали с важными элементами визуальности: образом, идеей, структурой. Но обходили главную проблему истории искусства – проблему медиума (посредника). Первым толчком стала серия работ Алексея Буистова «Интервалы». Потом как-то случайно в переписке Теймур Даими поделился со мной своим видео. И тут все сложилось. Дальше я знал, кто будет третьим участником проекта.

 

Алексей Буистов: К счастью, мое участие в отборе художников для  Icons Medium было минимальным. В экспозициях KNO (а до них – в выставочной деятельности Альянса-22) меня всегда восхищала некая сверхчеловеческая точность, с которой Тиберий Сильваши составляет «микросообщества», на первый взгляд, очень разных художников. Это – опыт. Мне далеко до такого уровня.

 

Вы были единодушны в выборе работ художников?

 

Тиберий Сильваши: Да, художники просто сдались на мою милость (смеётся). Но я счастлив, что они согласились участвовать в этом проекте.

 

Какая идея выставки «красной нитью» проходит через всю экспозицию?

 

Тиберий Сильваши: Образ (Icon) имеет разное наполнение. Каждая наша выставка раскрывает идею восприятия образа под другим углом.

 

Алексей Буистов: Содружество медиа, если можно так сказать. Художественные медиа еще со времен Гринберга были отделены друга от друга стеной пресловутой медиум-специфичности. Думаю, у нас получилось создать обратный эффект: полифонию, в которой живопись, фото и видео «звучат» гармонично, не конкурируя и не вступая в конфронтацию.

 

Дайте, пожалуйста, пару советов, как лучше смотреть на картины абстракционистов, какими вопросами задаваться?

 

Тиберий Сильваши: Во-первых, должен быть насмотренный глаз. Во-вторых, ты должен знать, куда ты идешь и зачем. В-третьих, желательно знать историю современного искусства, его генезис и этапы становления. Тогда только и можно понять ради чего эти три художника собрались вместе.

 

Алексей Буистов: Icons Medium – как раз тот случай, когда задаваться какими-либо вопросами не нужно. Наоборот, лучше оставить все вопросы за порогом и опробовать иные модусы восприятия. Важно понимать: здесь нет какого-то нарратива, здесь не даются ответы. С другой стороны, зачастую беспредметное искусство помогает что-то понять в себе, в окружающем мире.

 

 

Как посещение данной выставки должно повлиять на зрителя?

 

Тиберий Сильваши: Не знаю. Он сам будет решать для себя, менять что-то или нет. Это зона индивидуального опыта. И лишь он важен – как позитивный, так и негативный.

 

Алексей Буистов: Задачи воспитать «нового зрителя» не ставилось. Мы предлагаем некий иной уровень опыта. Обратите внимание: в интернете восприятие дробится, дискретизируется, интервалы внимания (attentionspans) сокращаются до считанных секунд. Решение поставить «лайк» принимается в среднем за две секунды. Особенность выставок KNO в том, что собственно произведений искусства здесь всегда крайне мало, и можно уделить каждому из них намного больше внимания, чем на масштабных экспозициях.

 

Как изменилось, на ваш взгляд, беспредметное искусство со времён Василия Кандинского и Казимира Малевича?

 

Тиберий Сильваши: Очень сильно! Как раз для этого и нужно изучать историю современного искусства, чтобы понимать, с какими проблемами они сталкивались тогда и ради чего работали. Не зная истории, может казаться, что происходит нечто новое. А на самом деле, что-то не сработало 50-60 лет назад, и сейчас ему просто пришло время.

 

Алексей Буистов: История искусства разворачивается в тесной связи с историей цивилизации в целом. Поэтому да, искусство сегодня существенно иное в силу того, что сам мир изменился. Недаром Адорно говорил, что после Освенцима поэзия невозможна. Между тем, прекрасных послевоенных поэтов не так уж и мало. Адорно подразумевал то, что травматический опыт дает художнику не меньше, чем метафизический. Так что черный квадрат в 1915 и, например, в 1945 – принципиально разные картины.

 

 

А какую главную идею хотят донести до нас современные художники беспредметного искусства?

 

Тиберий Сильваши: Есть вещи, которые невыразимы образом. В этом смысле идеальны работы Алексея Буистова. Вот есть картины – они что-то выражают. А есть пространство между ними. Это есть то, что называется пространство умолчания. И у него часто даже больше содержания и смыслов.

 

Алексей Буистов: Представление о современном искусстве как о некоем процессе кодирования-декодирования, когда художник что-то «зашифровал», а зритель обязан «расшифровать», – старо как мир. Чаще всего, особенно в беспредметном искусстве, произведение искусства представляет из себя визуальный знак, означаемое для которого должен подобрать сам наблюдатель. И этот выбор – произволен.

 

Эмоции, которые вызывает картина художника, это достаточный эффект? Или должно быть что-то ещё?

 

Тиберий Сильваши: Это не эффект, это – аффект. И для одних этого достаточно, а для других – нет. То есть, мы опять возвращаемся к зрителю, который сам должен прожить этот опыт.

 

Алексей Буистов: Не следует забывать и о других формах опыта, помимо эмоций. Лирический герой Рильке именно в процессе созерцания архаического торса Аполлона слышит внутренний голос, императив: «Сумей себя пересоздать и ты».

 

 

Какой планируется следующий большой сдвиг в развитии искусства? Что придёт на смену беспредметности?

 

Тиберий Сильваши: Скорее в культуре вообще. Мы являемся свидетелями кризиса языков искусства. Мы переживаем похожий сдвиг в культурах, как когда-то произошел при переходе от язычества к христианству. Только сейчас мы переходим в цифровую эпоху.

 

Алексей Буистов: Крайне не люблю давать прогнозы! Как мне кажется, развитие художественной ситуации в последние годы сильно коррелирует с развитием цифровых технологий, искусственного интеллекта и интернета. Интернет выходит в off-line, пропитывает воздух, которым мы дышим, формирует наши поведенческие паттерны. Если и говорить о каких-то видимых изменениях в искусстве, то я бы искал их где-то в пограничной полосе между on- и off-line.

Автор – Станислава Стефановская

Опубликовано – beseda-s-kuratorami-proekta-icons-medium-tiberiem-silvashi-i-alekseem-buistovym

03.10.2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *