Проект «Язык ветра». Беседа с Алексеем Литвиненко

Язык ветра

7 ноября галерея «Триптих АРТ» открыла выставку живописи Алексея Литвиненко «Язык ветра». Произведения Литвиненко хранятся в музейных и частных коллекциях Украины, Великобритании, Германии, Швейцарии, Франции, Швеции, России и США. Природа на новых полотнах художника говорит с нами через молчаливые образы перешептывающихся трав, узоры облаков и рябь на воде, а главной идеей неизменно остается ее взаимодействие с человеком. О новом выставочном проекте и специфике художественного языка далее в ArtUkraine.

 

Какую идею вы хотели донести зрителю, создавая свой новый проект?

Алексей Литвиненко: Вопрос – сложный. Как правило, я работаю с темой природы. Так случилось, что мои мама и бабушка – биологи, и  все детство я был неразрывно связан с ботаникой. В школьные годы даже ездил в экспедиции. В какой-то момент мне стало интересно передавать свои эмоции через показ состояний и настроений природы: растений, животных и природных явлений.

Алексей Литвиненко, Язык ветра. Облака. 2018, 60х70, холст, масло

 

Почему вами было выбрано такое название?

Алексей Литвиненко: Была отправная точка. Я сидел у реки Псел, мое любимое место на Полтавщине, и любовался берегом, поросшим камышом. И вдруг подул ветер. В какой-то момент я сосредоточился на шуме тростника, его шелесте.  Таком разнообразном, глубоком и манящем. Тогда, собственно, я забыл про это своё впечатление, но вскоре вспомнил (улыбается). Вспомнил, когда увидел кукурузу в поле. Мы остановились на дороге, и вышли из машины полюбоваться ею. И вдруг я обратил внимание, что звук-то совсем другой. Сухие листья звучат жестко. Выходит, скорее, грохот, нежели шелест. Так я начал думать о том, как с нами общается ветер и сколь разные звуки рождает природа при соприкосновении с ним, что он рисует нам в облаках и на мутной водной глади…

 

О чём с вами «говорит» ветер?

Алексей Литвиненко: Сложно вербализировать. В зависимости от моего внутреннего состояния я воспринимаю природную музыку по-разному.

Алексей Литвиненко, Язык ветра. Канев. 2018, 60х70, холст, масло

 

Хотите ли вы на что-то повлиять своим проектом?

Алексей Литвиненко: Скажем, у меня не было амбиций изменить мир (смеется), но в любом случае, художник, фиксируя внимание зрителей на обычных явлениях, привносит в жизнь людей, возможно, новое понимание знакомых будничных вещей. Словно прогулка по родному городу. Обычно мы поднимаем глаза не выше третьего этажа. Но стоит поднять голову, и оказывается, что на домах есть великолепный декор и они «говорят» с нами на языке других эпох, но мы этого не хотим замечать. Нам требуется некий особый повод. Возможно, картины – это и есть тот самый повод поднять голову и посмотреть на мир иначе.

 

Какова специфика вашего живописного языка?

Алексей Литвиненко: Мой визуальный язык трансформируется по мере приобретения опыта. Сейчас я часто использую уголь, делая подробный рисунок, а живописное включение – минимальным.

Алексей Литвиненко, Язык ветра. Перевоз. 2018, 60х70, холст, масло

 

Что необходимо зрителю, чтобы лучше понять автора?

Алексей Литвиненко: Чтобы воспринять искусство, будь это музыка или живопись, нужно ненадолго остановиться, сосредоточиться или, наоборот – расслабиться, дав свободу ассоциативному мышлению. И постараться принять. Желательно не смотреть на искусство «на бегу», оно требует времени и диалога. Художник посредством готового произведения общается со зрителем, а он, в свою очередь – с художником. Хоть этот диалог и происходит в молчании, он также требует времени и специфической концентрации на объекте искусства.

 

Каким людям сложно понять вас?

Алексей Литвиненко: Для понимания любого искусства нужна определенная база. Бывает, конечно, что и неподготовленного человека что-то способно поразить и тогда он начинает интересоваться, смотреть, разговариваться, читать. Но чем больше ты погружаешься в тему, тем глубже твоё восприятие искусства. Это как с современным искусством. Оно часто сложно воспринимается. А все почему? Потому что зрителю, зачастую, не хватает понимания истории развития искусства, его привязки к контексту современных тенденций в культурной среде.

Алексей Литвиненко, Тишина, 2018, 160х130, холст, масло

 

Можно ли живопись считать полноценным способом общения с миром?

Алексей Литвиненко: Безусловно. Любой способ общения с миром может быть полноценным, если общающийся достаточно погружен и заинтересован в общении.

 

Намерены ли вы продолжать данный проект?

Алексей Литвиненко: Осталось много недосказанного, и я думаю о продолжении. Толчок произошел, и во что оно выльется – я пока не могу сказать. Это одна из прелестей занятия творчеством – результат редко прогнозируем. Даже в процессе написания картины часто всё меняется. При чем, совершенно в неожиданную для художника сторону.

 

Вы ведете диалог с природой на протяжении всей своей творческой практики. Как думаете, поменялось ли восприятие человеком образа природы за последние десятилетия?
Алексей Литвиненко: Изменилось, на мой взгляд, оно стало более гуманным. Все больше людей задумываются о хрупкости нашего мира, многие имеют время и возможность остановиться и поразмыслить над этим. Общество интенсивно развивается и, как следствие, мы меньше времени тратим на обеспечение базовых потребностей. Теперь сейчас есть возможность более глубоко думать и тонко чувствовать.

Автор – Станислава Стефановская

Опубликовано kulturniy-marshrut-312-912

12/11/2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *