Работа с чакрами 2. Открываясь миру…

Лирика

Ты кто?
— Я – добрая волшебница.
— А почему с топором?
— А у меня настроение плохое…


Три, два, один, пуск… Вот и я. А Я ли? Прошлая Я считала себя сильной, но я ошибалась. Благодаря ситуациям, которые происходили со мной, я осознала, что моя сила была глобальной иллюзией, которой я жила. Перемена во мне казалось страшной катастрофой…

Но что поменялось в мире? Началась ли где из-за этого война? Или может метеорит ускорил своё падение, и теперь конец света наступит на пару-тройку триллионов лет быстрее? Нет. Солнце светит, воздух такой же прозрачный, люди всё также живут своими заботами. Катастрофа произошла только внутри меня, она осталась ни кем не замеченной и время продолжает свой ход. И это меня вдохновило. Никто не начал тыкать в меня пальцем и вопить во всё горло: «Смотрите, она ведь не сильная! Она только притворялась такой, она обманывала нас…».

Когда мои «латы силы» остались в прошлом, я решила попробовать наработать реальные качества, которые помогут мне быть более эффективной в ситуациях, когда нужно отстоять себя или дать понять, что лучше со мной не связываться.

Первый этап, как и говорил инструктор, «найди нужный пример в толпе». Как оказалось, это было совсем не сложно. Каждый день мне демонстрировались конкретные формы поведения. Моими учителями стали бабушки в маршрутке, которые орут благим матом на водителя, который проехал их остановку. Коллега на работе, который при всех спокойно заявляет о том, что он не собирается задерживаться на работе после 18:00, чтобы доделать работу  начальника. Ранее осуждаемые мною молодые люди из категории «братки», которые общаются фразами типа «Это ты мне? Ты на кого бочку катишь? Тебе что, жить надоело, а?».  Все они были моими учителями. Я восторженно запоминала новые для себя фразы, насыщенные трудно произносимыми для меня словосочетаниями нецензурной лексики и междометий. Мне понадобилось какое-то время для того, чтобы подвести итог первого этапа и сделать приятный вывод о том, что теоретической базой я уже владею, нужно переходить к практике.

Первые несмелые попытки заявить о своих правах были безрезультатны. Мне не возвращали сдачу в маршрутке, меня обходили в очереди и подавали не то блюдо в кафе. Но этот опыт был крайне необходим. Теперь я осознанно замечала свою несостоятельность отстоять свой интерес, и это осознание себя слабой, как ни странно, придавало мне силы.

А потом была победа, первая и так долго ожидаемая. В магазине под домом, где все кассирши и охранники отлично знают местных жителей, я боролась за свои права. Боролась как раненая тигрица. Выстояв в очереди минут 5, кассирша перед моим носом поставила табличку «Перерыв». Внутри меня поднялись первые порывы бури. Но этого никто не заметил. Подойдя к другой кассе, я снова выстояла очередь из 4 человек. Другая кассирша с беспристрастным видом заявила мне, что у неё нет сдачи, и нагло уставилась на меня. Ей не повезло в тот вечер. Собравшись с духом, я заорала (впервые в жизни!) на весь магазин: «Да вы что здесь совсем охренели?! Мне посрать, что у тебя нет сдачи! Я хочу это купить и точка. Ищи, мля, сдачу, красавица!». Сказать, что я офигела от самой себя – это ни сказать ничего. Я была готова ко всему: к ответному крику кассирши, к тому, что охранник выведет меня под руки из магазина и больше никогда не пустит сюда, к тому, что другие покупатели начнут рассказывать мне, какая я невоспитанная хамка и т.д. Я была готова ко всему, кроме того, что произошло дальше. Кассирша как-то странно на меня посмотрела, пробормотала себе под нос что-то невнятное, где-то тут же нашла сдачу, извинилась и начала обслуживать следующего покупателя. Это был незабываемый вечер. Я праздновала свою победу над собой.

Были и другие ситуации. Однажды испытав сладость наглости и хамства, я начала применять новый опыт беззаботно и смело. Надо сказать, это не всегда было кстати. Так, например, через время я поняла, что таким образом общаться с начальником ЖЕКа или врачом, даже если они однозначно не правы, не совсем уместно, если мне важен результат, а не сиюминутная победа. Я поняла, что задавить человека морально не сложно, было бы желание. Но вот после этого ожидать от него искренней любви уже не придётся. Следовательно, с любимыми и близкими, коллегами и начальством, скорее всего, таким способом отстаивать свои интересы не стоит, результат может быть плачевным. Нужно искать более подходящие формы.

Моя уверенность в том, что можно пробовать новые формы общения «в полях» подкреплялась тренировками в зале – восточное единоборство придавало мне мужества и уверенности в своих силах. Тренировки открыли для меня новый мир – мир, где можно ударить и быть побитой. Здесь не извиняются за удачный удар в живот, здесь не просят «быть аккуратным, когда будешь меня бросать» и не обижаются на партнёра за пропущенный удар в ухо. Сама ведь не защитилась. Одна из основополагающих фраз восточного единоборства «Поддайся, чтобы победить» сначала вызывала во мне глобальное недовольство и несогласие. Поддаться? Показать, что я слабее? Это же глупо! Мудрость сказанного тысячелетия назад я осознала позже, когда, уходя в сторону от прямого удара в нос, переходила на бросок или удушение. Сиюминутная слабость в результате оборачивалась для меня победой. Это было удивительно, но это работало. Далее были и другие уроки: «На каждого сильного найдётся сильнее»,  «Будь точной и техничной. В этом ТВОЯ сила. В этом твоё превосходство». Мир настоящей неподдельной силы открывался для меня на каждой тренировке, как книга с картинками, которая увлекает и поражает воображение всё новыми и новыми впечатлениями.

А дальше я сделала феноменальное для себя открытие. Я поняла, что я боялась людей. Да-да, именно так. Мои «латы силы» были всего лишь бронёй, призванной защитить меня от людей, от их эмоций, их чувств и непостоянства. Я боялась открыться кому-либо потому, что опасалась быть обиженной. Под мнимой силой скрывалась слабость и не уверенность в себе, ранимость и уязвимость. Вся комичность ситуации открылась передо мной: я, из страха быть обиженной, изначально отгораживалась от людей, прячась за маской неприступности и силы. Я осознала две вещи: во-первых, я и сама теперь кого захочу могу обидеть, просто так бросаться на людей мне нет никакого смысла и резона, а во-вторых, тело человека, не смотря на его слаженность, гибкость и крепость, на самом деле крайне уязвимо, главное знать, куда давить. А я уже знала. Так чего теперь бояться? Эти две мысли, как растворитель смывает старый слой краски, сняли с меня груз, который я носила на себе многие годы – я перестала всё время быть в оборонительной позиции, быть в состоянии готовности к бою.

Лёгкость. Лёгкость и радость испытала я. Новый виток развития, новая я. Расставаться с собой «старой» уже было не так страшно как в первый раз. Я понимала, что каждая новая Я обладает чем-то важным, ценным и приятным. Чем-то непривычным и всё же необходимым, что делает меня лучше.
И как одна убранная карта из карточного дома разрушает всю конструкцию, так и осознание того, что мне больше не нужно защищаться от людей открыло моё сердце миру. Кто-то поднял жалюзи, и яркий тёплый солнечный свет залил меня с ног до головы. Люди перестали казаться мне опасными и недоброжелательными, они стали для меня интересными, и мне захотелось улыбаться им.

В какой-то момент я поняла, что совсем не обязательно всё время ходить с топором в руке и всем демонстрировать его, внушая страх и опасения, заставляя обходить меня 10-ой дорогой. Я осознала, что мой топор – только мой, его не нужно всем показывать. Никто, в общем-то, не претендует на него ежеминутно, но при необходимости, я всегда смогу воспользоваться им по назначению. Но лишь по необходимости, и лишь тогда, когда этого будет требовать ситуация. Ведь если уж достал топор, то нужно рубить…

Станислава Стефановская, июль 2010

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *