PROFI-интервью с Игорем Гошовским: о генеалогическом дереве и родовых корнях

Игорь Гошовский, генеалогическое дерево
Иорь Гошовский: журналист, предприниматель, собственник веб-студии Runsite и руководитель проекта Pra.in.ua. Получил историческое образование. Pra.in.ua стал самым громким генеалогическим проектом в Украине. За три месяца с момента запуска сайта онлайн (в июне 2017 года) на сайте зарегистрировалось 150 тысяч пользователей.
КП – Корреспондент PROFI Space
ИГ – Игорь Гошовский
КП: Как давно и в связи с чем, у вас возник интерес к изучению вашего генеалогического дерева?
ИГ: Интерес возник еще в детстве. Благодаря бабушке, которая, когда я был маленьким, рассказывала много интересных историй из жизни ее предков. Она знала 3-4 колена своих и сопутствующих ветвей. Детские сказки и захватывающие события из ее жизни, а также жизни ее родителей и прародителей переплетались в единое полотно увлекательных историй.
А генеалогические исследования на профессиональном уровне меня заинтересовали, когда я был уже студентом исторического факультета. Изучать историю можно разными методами. Генеалогия – это один из ключей к пониманию хода событий, причин и следствий. И он всегда был мне понятен и очень интересен.
КП: Как правильно определить категорию рода? Это ближайшие родственники или вообще – все братья и сестры по всем линиям?
ИГ: Есть два способа такой оценки: объективный и субъективный. Субъективно – как человек чувствует. Брат прапрадедушки – родственник или нет? Самому нужно решить. Но объективно — все люди, с кем установлены связи в родовом дереве являются родственниками. Основная ветка – это те, кто вас рожал (мама и папа, их родители, родители их родителей и т.д.). Остальные – боковые ветки.
КП: Как вы считаете, почему важно знать свой род?
ИГ: Вообще, как по мне, есть три категории людей. Первые – это те, кто интересуются своим родовым деревом из меркантильных соображений. Они хотят, например, поменять гражданство, решить материальные вопросы, связанные с наследством и прочее. Довольна большая и вторая категория. Это люди, которые хотят понять, откуда они, чем занимались их предки, расширить свое мировоззрение через изучение своих корней. И третья – маленькая. Это когда изучение генеалогии – научный процесс, который позволяет понять исторические процессы. Генеалогия и связи между людьми играли значимую роль в истории, особенно в феодальном мире. Это был важнейший аспект, влияющий на развитие социальных взаимоотношений.
КП: Какие новые переживания появляются у людей, которые узнают о своих корнях?
ИГ: Что касается меня, то вовремя исследования своего родового дерева я узнал, что мои предки не только украинцы, но и чешские колонисты, и польские римо-католики. Соответственно, мое представление о собственном месте в мире расширилось до Центрально-восточно Европейского контекста в целом, а не сугубо украинского. И как-то приехав в Чехию, я осознал: «Это не чужая для меня страна! Мой прапрадед здесь родился, а значит по крови на 1/8 я чех». Также удалось установить связи с известными людьми. Например, у меня есть генеалогическая связь с Олексой Стефановичем (классик украинской литературы, 1899-1970). Есть очень далекая, но все же связь с Михаилом Булгаковым, Степаном Руданским. Это же так интересно! Появляется энергия и желание изучать свой род еще.
Если говорить о других людях, то, например, благодаря моему собственному проекту https://pra.in.ua/ я регулярно получаю эмоциональную обратную связь от людей, которые узнали многое о своих предках. Они благодарны, а значит, это для них важно.
КП: Что важно учитывать при изучении своего рода?
ИГ: Исследование своей генеалогии желательно делать одновременно с изучением истории. События в обществе отражаются на людях и также должны стать предметом интереса. Что же важно знать, если вы изучаете свой род в Украине? На Западной Украине и Подолье в конце XVIII века около 10-15% всего населения были шляхтой*. В то время шляхта уже становилась весьма условным понятием. Это уже не означало, что человек богат. В подавляющем большинстве случаев, представители шляхетских родов уже были либо среднего достатка, либо бедными и от обычных крестьян отличались только тем, что оставались свободными. В XIX веке, после того, как Российская империя систематически отказывала этому сословию в подтверждении статуса, ситуация еще значительно ухудшилась и класс деградировал окончательно, растворившись в море украинских крестьян. Поэтому, многие фамилии с окончанием на «кий», с большой долей вероятности, еще в XVIII веке принадлежали к шляхте. Просто со временем потерялась память об этом. Но это можно восстановить благодаря исследованию.
Еще важно знать, что тогда общество не было однородным. Оно делилось на «станы» – классы. Мещане, крестьяне, духовенство, дворянство, купечество. И обычно браки были в рамках класса. В моем случае, например, прадед был священником, и дальше тоже все были священниками. По другой линии – дворяне (и его предки – дворяне соответственно). То есть, когда вы доходите до XIX века и определяете свой класс, то дальше нужно исследовать именно его. Это можно сравнить с работой шахтера, сначала доходишь до определенной глубины, потом определяешь нужный пласт и дальше идешь работать по этому пласту.
КП: Какой самый большой род вы изучали?
ИГ: Собственный. У меня в дереве 2200 людей, естественно включая боковые ветки. В глубину: звенья без разрыва – 10-11 поколений по 4 веткам (Блонские, Стефановичи, Червинские, Ждановичи). А с разрывом нескольких звеньев — это Гошовские до 1393 года. Устранение этих пока пропущенных звеньев – моя первоочередная задача на будущее.
КП: Прослеживается ли какая-то общая семейная традиция в вашем роду?
ИГ: Да. Во-первых, интеллигентность. По маминой линии все предки были из интеллигенции, поскольку происходили из духовного сословия. Нужно понимать, что в XVIII-XIX веках духовенство – это класс, с которого потом преимущественно выходили учителя, ученые, писатели и так далее. Этот класс был носителем интеллектуальных традиций. А во-вторых, патриотизм. В моем роду много репрессированных. Восемь человек было репрессировано и погибло в Сибири. Живой вернулась только бабушка. Одни были зажиточными крестьянами – из обедневшей шляхты, а другие пострадали потому, что были священниками.
Мне кажется, это сформировало и у меня украинскую патриотическую позицию.
КП: Какое самое необычное поколение в своём роду вы отследили?
ИГ: Каждое поколение интересно по-своему. Мне было интересно узнать, что делали мои предки в тот или иной период истории. Например, я знаю, что каждый из моих прямых предков делал в годы Первой мировой войны: как жил, кем был, как реагировал на события. Или, например, во времена кампании Наполеона, или разделов Речи Посполитой и так далее. Каждое историческое событие я люблю рассматривать через призму того, что я знаю о своих предках.
КП: Могли бы вы дать несколько кратких рекомендаций тем, кто решит сам исследовать свой род. С чего стоит начать? Что минимально нужно знать про искомого родственника? Как систематизировать информацию?
ИГ: Первое: нужно найти самых старых родственников. Тех, кто знает и помнит, и опросить их. Полученную информацию важно правильно систематизировать. Обычно вовремя такой беседы появляется много эмоций, нахлынувшие воспоминания становятся сбивчивыми и не информативными. Нужно переспрашивать и уточнять. А еще лучше проверять! Для этого нужно найти сестру/брата бабушки/дедушки и проинтервьюировать их. Они или опровергнут, подтвердят или дадут новую информацию.
После этого вы поймете, где территориально нужно искать следующее поколение.
Второе. Чтобы искать в архиве, нужно знать географическую и хронологическую привязку. То есть: год рождения/смерти предка или его ребенка, место (город, село) и желательно вероисповедание.
Третье — где искать? Есть много источников поиска информации. Базовый и ключевой – церковные записи в областных и центральном исторических архивах. Загсов не было. Записи велись в церкви. Почти все эти документы хранятся в государственных архивах. Может быть так, что по вашему населенному пункту документов нет. Например, у меня исследования по одной из ветвей родового дерева застопорилось из-за того, что церковь одного села со всеми документами сгорела.
В каждом архиве есть каталоги, с которыми можно ознакомиться. Но часто бывает, что нет никаких документов. Если же вам повезло, и они есть, вы можете их затребовать. Если вы гражданин Украины – вам их должны предоставить для изучения. Еще одна трудность генеалогического исследования в том, что, чаще всего, документы в архиве в очень плохом состоянии и писались от руки. То есть мало того, что они рискуют рассыпаться у вас на коленках, так еще и сложно разобрать почерк и понять язык изложения. Также, если мы говорим о метрической книге, то там все записи велись по хронологии – соответственно нужно листать всю книгу за целый год (от 1 января и до 31 декабря).

Генеалогическое дерево
КП: Какие документы можно запрашивать в архивах?
ИГ: В первую очередь – это церковные книги: метрики о рождении, смерти и браке. А также списки прихожан (характерно для греко-католических приходов), списки крепостных, так называемые Ревизские сказки – некий прообраз переписи населения. Если вы исследуете род, который принадлежал к шляхте, то также судебные акты. Если – священники, то весь спектр документов по соответствующей епархии и так далее.
КП: Какой совет вы бы дали, чтобы появилась мотивация заниматься этим непростым делом – исследованием своих корней?
ИГ: Часто люди думают, что в их роду нечего искать, все были крепостными и это не интересно. Но это не факт. Чтобы знать наверняка, нужно провести свое исследование. Ведь только так можно узнать, как было на самом деле. Потому что советская мясорубка «отбила память», не стимулировала изучать свой род. Наши предки часто боялись передавать своим детям и внукам информацию о том, кто они и к какому классу принадлежали, поскольку это могло поломать им жизнь.
Но даже, если ваши предки, действительно исключительно крестьяне, то все равно можно узнать, откуда, когда, кто и почему приехал в ту или иную местность, менял ли он вероисповедание. Можно выяснить, от какой болезни, и при каких обстоятельствах человек умер, был ли предок призван на военную службу и в отдельных случаях даже реконструировать, в каких битвах XIX века принимал участие и так далее.

Игорь Гошовский
КП: Что для вас стало самым поразительным и увлекательным в процессе изучения своего рода?
ИГ: Интересно, когда изучаешь документы, и там не просто фигурирует предок, но есть и развернутая информация о нем. Например, личностная характеристика от начальства или детально описанный рапорт с его действиями. Самый ценный документ в моей генеалогической коллекции – Грамота от 1393 год, которую даровал моему приблизительно 26-раз прадеду Михаилу король Ягайло за военную выслугу. Грамота даровала ему пустошь Гошев на Прикарпатье, где тот построил имение и поэтому его дети стали именоваться Гошовскими герба Драг-Сас.
КП: Игорь, спасибо большое, что поделились! Уверена, этим интервью вы многих вдохновите на изучение своих корней
С уважением, Станислава Стефановская, тренер PROFI Space
***
Из Википедии:
*Шля́хта (польский Szlachta от древневерхненемецкого slahta — род, либо нем. Schlacht — сражение) — привилегированное сословие в Королевстве Польском, Великом княжестве Литовском и, после Люблинской унии 1569 года, в Речи Посполитой, а также некоторых других государствах.
Польская шляхта изначально была исключительно воинским сословием, сумевшим со временем утвердить право на выборную монархию. Сложные отношения между монархией и шляхтой, а также далеко идущие привилегии шляхты стали одной из основных причин упадка Речи Посполитой в XVIII веке.
В Чехии и в Словакии, как и в странах, бывших когда-то частью Речи Посполитой (Польше, Украине, Белоруссии и Литве), также шляхтой называется и дворянство вообще.
В интервью использованы фото с сайта https://www.behance.net, автор — Ahmet Iltas

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *