PROFI-ИНТЕРВЬЮ с альпинисткой-скалолазкой Надеждой Чабан: о высоте, преодолении себя и интуиции

Надежда Чабан, альпинизм
Надежда Чабан родилась в Киеве. С 2003 года занялась горным туризмом, а через несколько лет серьезно увлеклась альпинизмом и скалолазанием. По образованию — филолог. Основной вид деятельности — интернет магазин одежды с принтами на outdoor тематику. Жена своего напарника по связке Михаила и мама сына, путешествующего с родителями в горы, с 2-х месячного возраста. Некоторые восхождения: Кавказ, в.Кирпич по «Ромбу»; Италия, Чима Овест, маршрут Кант Скоятолли; Киргизия, пик Асан, маршрут Альперина.

ПРОФИ-словарь: Альпинизм – вид спорта, основной целью ставящий прохождение маршрута, пролегающего на горную вершину. Альпинизм — это вид спорта, в котором от сплоченности и слаженности действй группы зависит не только результат, а и жизни участников подъема. Скалолазание – вид спорта, который заключается в лазании по естественному (скалы) или искусственному (скалодром) рельефу.
КП – корреспондент ПРОФИ
НЧ – Надежда Чабан
КП: Надя, расскажи, пожалуйста, как девушки становятся альпинистками-скалолазками: какая твоя история погружения в этот необычный вид спорта?
НЧ: Я познакомилась с альпинизмом благодаря старшему брату. Он первый увлекся походами, скалолазанием и альпинизмом, сходил один раз на Кавказ и больше не ходил. Пожалуй, он своим примером вдохновил меня. Я подросла, и после 1 курса института мне захотелось тоже попробовать походную жизнь. Пошла в горный клуб, в который когда-то ходил мой брат. Там у нас были лекции, практические занятия, отработка технических навыков и подготовка на выездах. С этим клубом я сходила в поход по Крыму и на Кавказ, на Эльбрус. После возвращения эта компания распалась, и у меня встал вопрос: «Что делать дальше?». Но, как это всегда бывает, ничто не случайно. Я попала в чисто альпинистскую тусовку, и уже стала обучаться тонкостям альпиинизма. Со временем, мы начали ходить сами, без инструктора. Собственно именно тогда я впервые и осознала себя альпинисткой. Нам нужно было самостоятельно принимать решения: куда идти, как готовиться, как именно идти. В общем, брать на себя ответственность на восхождении и заниматься организацией выездов.
КП: Какие личностные качества воспитал в тебе альпинизм?
НЧ: Терпение, смирение, нахождение в моменте «сейчас». Потому что когда ты рискуешь, напрягаешься изо всех сил и все-таки двигаешься вверх, ты как бы ловишь поток, становишься диким зверьком, который ради своей безопасности должен контролировать именно это мгновение и одновременно все вокруг. В эти моменты ты ни о чем не мечтаешь и не думаешь о том, что было. Все бытовые моменты отходят на второй план. Ты должен тотально сконцентрироваться на тех вопросах, которые нужно решить прямо сейчас. При этом ты готов к тому, что все в одну минуту может измениться. Восхождение это как путь. Ты должен двигаться. Ты можешь делать только то, что должен и ты открыт ко всем новым неожиданностям, которые встретятся по пути. А когда ты долез – нужно спускаться. На горе нельзя расслабляться. Расслабиться можно только внизу.
КП: Какие люди не ходят в горы?
НЧ: Тот, кто не готов временно лишаться комфортных условий, тот, кто не терпелив. Мы со временем привыкаем к отсутствию в горах привычных бытовых условий. Ты как бы становишься более лояльным. Например, грязные волосы, сломанные ногти, пятнышко на футболке – все это кажется нам катастрофой, когда мы в городе и не замечается в горах. А с небритыми ногами даже теплее (смеется). Следовательно, если человек не готов к таким «лишениям», ему будет сложно. Также, пожалуй, в горы не ходят те, кто совсем не хочет рисковать. И еще – не организованные или ленивые. Им тоже не просто. Ведь месяц на поездку на восхождение еще нужно выделить, спланировать этот отпуск. Например, договориться с мужем/женой/руководителем, продумать логистику, собрать команду.
КП: Что для тебя самое важное в восхождениях? Что вызывает самые яркие переживания?
НЧ: Процесс. Мне нравятся те восхождения, когда я понимаю, мы по-настоящему работали как команда, то есть 50 на 50 и оба выложились на полную силу. Моменты восхождения, когда нужно было решиться, сделать рывок, такое себе «хыч»! Без этого восхождения воспринимаются не полными. Были восхождения, когда Миша (муж – прим. КП) брал на себя более тяжелые участки. Я их проходила за ним. Но это не так ценно. Нравится ощущение преодоления себя (некоторые перехваты – они до сих пор стоят перед глазами). Вот, пожалуй, не так просто понять, когда именно ты стал альпинистом. А вот когда ты преодолел себя – это помнится, это момент развития, это важно.
КП: Что помогает решиться сделать «хыч»?
НЧ: Мне кажется, это на инстинктах происходит. Ты ловишь поток, волну движения, делая ЭТИ сложные перехваты, ты не можешь остановиться. Это как медитация, только в движении. Я чувствую себя диким зверьком, зондирую все вокруг и лезу. Какой бы ты не был уставший, тебе нужно делать рывок, толкаться, лезть вверх, максимально концентрируясь на моменте и дышать. Надо научиться всегда искать выход, все время нужно решаться, все время нужно толкать себя вверх. На сложные участки себя нужно готовить. И при этом все время нужно заставлять себя делать еще, делать еще, терпеть. Можно, конечно, остановиться на одном уровне, где все понятно и легко, но со временем ты перестаешь получать от этого удовольствие. А для того, чтоб перейти на новый уровень и уже на нем получить удовольствие, нужно сделать очередное «хыч».
КП: Было ли в твоём опыте так, что вершина осталась непокоренной? Что ты испытывала?
НЧ: Да. Глупое чувство, неудовлетворённость. Когда не долез на вершину, остается любопытство: что ж меня там ждало? Какие трудности меня там подстерегали? И ты так и не знаешь, пролез бы ты или нет. Остаются фантазии и вопросы. Это глупое чувство, когда ты не знаешь: это действительно обстоятельства помешали или ты не все сделал, отступил, сдался раньше времени.
КП: Твое самое сложное восхождение. Что помогло преодолеть трудности?
НЧ: Кавказ, гора Кирпич. Была сильная непогода за день до этого. Начало маршрута, которое обычно проходится в скальниках, было во льду, приходилось скорее грести, чем идти вверх. Потом вышло солнце, лед начал таять и на нас падали ледяные куски. На ключевом участке тек водопад. Потом порвалась веревка. Начало темнеть, мы немного не долезли до полки и пришлось «спать» сидя, укрывшись палаткой. Еды практически не было – только сало и ройбуш. Поверь – это ужасное сочетание! На следующий день залезли на гору, а спускались уже ночью с фонариком. На спуске еще и пограничников встретили, которые начали разбираться, кто мы и почему идем ночью со стороны грузинской границы. Бывает, что все складывается гладко, а это было «не гладко», но в целом нам везло.

Надежда Чабан и муж Михаил
КП: В чем особенность парного восхождения для тебя?
НЧ: Личностный аспект напарника, человек должен нравиться, ему важно доверять. Истинное осознание степени опасности этого мероприятия обоими также важно. Если что-то случается, то один спускает второго. К этому каждый должен быть готов. Мужчине спустить мужчину проще, чем мне. Про это мы знаем, но думаем о том, что все будет благополучно. В парном восхождении ты, прежде всего, рассчитываешь на себя, но и на своего напарника. Ну, и вдвоем быстрее, чем втроем. Одному быстрее, чем вдвоем. Но опаснее.
КП: Чему, как тебе кажется, горы могут научить современного человека?
НЧ: Пожалуй, я отвечу цитатой из книги Ж.И.Кусто «Жизнь на краю земли», которая сильно зацепила меня совсем недавно: «Разве можно остаться равнодушным к этой дикой и нежной музыке, идущей из глубины времен и подобной самому дыханию мира! Человек потерял способность чувствовать каждой своей клеточкой великое биение пульса Природы, ее важнейшие ритмы. И, может быть, пение китов лучше, чем что-либо другое, поможет ему вернуть это чувство, которое он утрачивал по мере того, как становился технократом, а потом потребителем». Только в моем случае речь идет, конечно, о горах или о природе в целом…
КП: Какие, на твой взгляд, самые главные правила альпиниста в горах?
НЧ:
• Доверяй себе и своей интуиции.
• Не надо превращать альпинизм в экстрим. Все должно быть в пределах безопасности. (Соблюдай грань между «решиться», сделать решающий шаг вперед и правом отступить, если чувствуешь, что это правильно).
• Ходи с проверенными напарниками.
• Начинай с простого.
• Все хорошо или плохо настолько, насколько ты это воспринимаешь.
КП: Есть ли какой-то интересный парадокс при занятии альпинизмом?
НЧ: Пожалуй, да. Ты хочешь свалить с горы, когда устал и страшно. А уехав – тебе нестерпимо хочется вернуться: прожить свой страх, преодолеть и проверить себя.
КП: По каким качествам ты выбираешь себе напарника для восхождения?
НЧ: Я буйная, мне нужен спокойный напарник. Должен быть баланс. Выбирать нужно скорее друга, тебе должно быть с человеком комфортно. Если человек бесит на земле, то в горах будет полный ужас. Там раздражаешься сильнее, стресс давит, и становишься более вспыльчивым.
КП: Кто ты на горе больше: женщина или альпинистка? Какие особенности женского восхождения?
НЧ: Наверное, альпинистка. Тяжело таскать баулы. Мне нравится лезть первой. Когда первый лезет, он тяжело лезет, но налегке. «Первый лезет, второй – пашет» — так у нас говорят. Но зато после возвращения домой – хочется поскорее надеть платье и накрасить ногти лаком. Обостряется ощущение себя женщиной!
КП: Что самое смешное/необычное ты берёшь с собой в горы?
НЧ: Ничего. Только нужное.
КП: Кто такой профессиональный альпинист?
НЧ: Есть профессиональный спортсмен, а есть мастер. Спортсмен может делать хорошо технические вещи, хорошо лезть, хорошо ориентироваться в горах. И это прекрасно! Но я бы хотела достичь мастерства, в том деле, которое люблю, или даже лучше сказать, в жизни. Мастер развит гармонично во всех аспектах: у него есть техника, опыт, он владеет своими эмоциями, умеет контролировать свои страхи. В идеале все должно быть гармонично: если, например, у тебя не лады с личной жизнью, но ты хорошо лезешь, ты спортсмен, но не мастер. У настоящего профи есть внутреннее чувство гор: он ощущает, как правильно взаимодействовать с горами. Например, интуитивно понимает: сюда ходи, а сюда не ходи. Он переживает себя частью природы. Ведь ты никого не побеждаешь в горах. Под горой все одинаковые: и профи, и новички – все одинаково маленькие. И не важно, какие у тебя заслуги. Мне кажется, весь негатив откладывается в теле, в мышцах. И выходит, что все ссоры, обиды и другие, неприятные чувства, нужно тащить на себе вверх. А это тяжело. Чем меньше конфликтов и агрессии, тем легче лезть, толкать себя на вершину. Хороший пример – Райнхольд Месснер*. Не убился по пути и успешен во всех сферах жизни.
КП: Надежда, спасибо большое за интересное, честное интервью. После общения с тобой, горы стали ближе. Желаем тебе новых вершин и удовольствия в пути!
*ВИКИПЕДИЯ: Райнхольд Месснер – итальянский альпинист, первым покоривший все 14 «восьмитысячников» мира, некоторые из которых в одиночку. Месснер — один из самых знаменитых альпинистов в мировой истории, путешественник, писатель, в настоящее время депутат Европарламента и общественный деятель. Пионер спортивного подхода к альпинизму, ввел в практику скоростные одиночные восхождения, сначала в Доломитовых Альпах, а затем и в районе Монблана. Одним из первых достиг семи высочайших вершин континентов, двух полюсов. Совершил рекордные восхождения в разных регионах. В 2010 году Райнхольду Месснеру вручён почётный Золотой ледоруб – самая престижная награда в альпинизме, вручаемая за выдающиеся достижения, второй в истории после Вальтера Бонатти (2009).
Корреспондент – Станислава Стефановская, тренер БШ #PROFI.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *