Цитаты из «Жалобной книги» Макса Фрая

Макс Фрай, Жалобная книга

Даже если мне кто-то будет старательно доказывать, что он на 100% знает, чего хочет, вряд ли мои сомнения совсем уж развеются… Что касается своих желаний — так это вообще «тёмный лес». И каждый день, по много раз в день, с факелом в одной руке и фонарём — в другой — я заглядываю в себя, задаваясь вопросом: «Чего я хочу сейчас?». Мне хочется верить, что наши истинные мечты и стремления также находятся в поиске нас… А где мы? Мы, зачастую, прячемся под социально навязанными целями, задачами и карьерами. Ау! Нет нас…

o   «Жизнь» — это вот что. Жизнь – это у нас несколько тысяч качественных, добротных оргазмов и примерно столько же нервных срывов, тягостных для окружающих, но вполне сладостных для исполнительницы; несколько сотен умопомрачительных обновок, несколько десятков путешествий, пара-тройка вялых попыток вспомнить былые умения и устроиться на работу…

o   Упускать удобный момент в ожидании никем не гарантированного следующего было бы глупо.

o   Когда человеку очень страшно, он начинает искать способ немедленно довести умеренно пугающую ситуацию до критической точки. Чтоб уж скорее рвануло и больше не надо было бояться.

o   Разные бывают мужчины и разные женщины. Обобщение почти всегда оказывается следствием недостатка личного опыта.

o   Оказывается чуть-чуть знакомая неизвестно куда страшнее, чем полная.

o   Но я думаю, всякий человек должен непременно получить то, чего он хочет, какими бы дурацкими ни были его желания. Возможно, именно дурацкие-то и следует исполнять в первую очередь. Если можете осуществить чужую мечту, непременно потрудитесь, выньте да подайте, на подносе, с соответствующей подливкой и непременной добавкой, чтобы закрыть вопрос раз и навсегда. Иначе неосуществлённое желание повиснет на загривке, как тощая пиявка. Сколько их нужно, этих неутомимых кровососущих, чтобы выпотрошить одну добротную человекотушу? Пару десятков? Сотня?

o   Что ж, по крайней мере, ясно одно: мой рай должен быть переменчив. В условиях вечности однообразное блаженство – бессмысленная пытка.

o   Потому что, по-хорошему, желания наши должны бы сбываться сразу же, незамедлительно, или вовсе никогда. Жестоко вышло бы, но честно, а не вот эта пресная экзистенциальная размазня, когда между первым импульсом, дикарским, младенческим воплем сознания: «Хочу! Моё!» — и великодушным жестом небес: «Ладно, получай» — пропасть не пропасть, но уж точно вязкое, тоскливое болото. Погибнуть не погибнешь, а вот изгваздаешься наверняка, и на смену давешнему страстному желанию придёт смертельная усталость…

o   Сильный великодушен.

o   Жалеть – это значит наблюдать снисходительно, со стороны, чужое копошение, полагать собственное положение куда более завидным, а себя, соответственно, более удачным экземпляром. Жалость при этом вполне может подвигнуть человека на благородный или, по крайней мере, просто полезный поступок, но чести она никому не делает. Так вот, ничего похожего я к людям давно уже не испытываю. Потому хотя бы, что знаю Великую, блин, Тайну Бытия: все, как ни странно, умирают. Абсолютно все, без исключения, при чём сравнительно скоропостижно. Полагать себя «более удачным экземпляром», чем кто бы то ни было, при таком раскладе – глупость, мягко говоря… Так вот, чувство, которое я порой испытываю к людям, чьи дела идут, на мой взгляд, скверно, следует называть не жалостью, а сопереживанием. Сопереживание, в отличии от жалости, всегда внутри. Чтобы испытывать его. Требуется способность оказаться в чужой шкуре…и уже оттуда собственными глазами оглядеть ближайшие окрестности и дальние пригороды чужой души. Не содрогаясь, но и не умиляясь, сохраняя спокойствие, как наедине с собой, перед зеркалом. Оттуда, изнутри, действительно очень просто понять всякого человека… Дурацкая, кстати, общеизвестная формула: «понять – значит простить», поскольку настоящее, глубинное понимание наглядно показывает, что прощать, собственно, нечего.

o   Возможность погрузиться в чужое бытие наилучший способ «закосить2 от повинности заниматься собственными делами.

o   Педагогика – это тысяча и один хитроумный совет: как искалечить маленького человека, перелепить чужое творение своими корявыми лапками, подогнать его под удобный для самих «педагогов» формат.

o   Всякий человек – настоящий кладезь несбывшихся судеб.

o   Спасть проще, чем бодрствовать.

o   …нисхождение в Подземное царство – это задача. Которую необходимо решить, чтобы дойти до цели путешествия, а не сама его цель. (Банцхаф Х.)

o   Ну да. В каком-то смысле чудес действительно не бывает – кроме разве что самого чуда человеческой жизни, со всеми вытекающими сокрушительными последствиями.

o   Любопытство – единственный известный мне двигатель, способный заставить сердце столь древнего существа работать в режиме любви к жизни.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *